Спермограмма в Омске. Сдать спермограмму в Омске.

Изображение

Где можно выполнить исследование, сдать спермограмму в Омске?
Мы рекомендуем крупнейшую лабораторию Омтест КДЛ по адресу ул.Звездова 128, телефон 90-60-40. Цена исследования - 1140 рублей.

Необходима расшифровка спермограммы?
Пожалуйста, сфотографируйте и вышлите результат на WhatsApp или Viber +79095377482 урологу-андрологу высшей категории Хлебову Андрею Олеговичу или свяжитесь через контактную форму сайта внизу справа. Нажмите на этой ссылке для переключения в WhatsApp .
Я бесплатно проконсультирую Вас по результатам.

Исследование эякулята. Важнейшим для диагностики функциональных нарушении половых желез' и суждения о плодовитости (фертильности) мужчин являются макроскопические, микроскопические и биохимические исследования эякулята.

Методы получения эякулята почти всеми исследователями унифицированы. Чаще всего эякулят получают путем мастурбации, реже — прерванным половым сношением. В редких случаях эякулят получают путем раздражения спинального и эякуляторного центров с помощью введенных в прямую кишку электродов.

Рекомендуется исследовать эякулят после 4—5-дневного воздержания. Эякулят должен быть получен полностью, так как различные его порции содержат неодинаковое количество спермиев. Приступать к исследованию следует через 30—40 мин после получения эякулята, так как в течение этого времени происходит его разжижение. При повышении температуры жизненные процессы спермиев усиливаются, и небольшой запас собственной энергии быстро истощается. Постепенное охлаждение эякулята тормозит метаболизм спермиев, резкое может вызвать у них холодовой шок. Такой шок парализует дыхание и ведет к торможению фруктолиза, и спермии становятся неподвижными. При слабом шоке подвижность спермиев через некоторое время восстанавливается. Оптимальной температурой для жизнедеятельности спермиев следует считать 36-г—(- 37 °С, они хорошо переносят и низкие температуры — от О до —10°С. При повышении температуры выше + 42 °С спермии погибают.

Макроскопическое исследование эякулята сводится к определению объема, вязкости, запаха, цвета, pH.

Объем. Количество эякулята в норме находится в пределах 2—5 мл, но бывают значительные колебания. Уменьшение объема эякулята менее 1 мл характерно для андрогенной недостаточности. В таком случае можно думать также о сужении и деформации семенных пузырьков и семявыносящих путей. Часто в маленьких по объему эякулятах полностью отсутствуют сперматозоиды. Среднее количество эякулята у здоровых мужчин должно быть, по нашим данным, 4,7 мл. Сразу же после эякуляции начинаются процессы свертывания, подобно свертыванию крови, а затем в течение 10—30 мин идет процесс разжижения. Чтобы не ошибиться в определении числа и оценке подвижности спермиев, следует выждать до полного разжижения спермы.

Запах. Спермин, вырабатываемый предстательной железой, придает свежему эякуляту характерный запах, напоминающий запах цветов каштана. Отсутствие характерного запаха указывает на отсутствие секрета предстательной железы. При длительном хранении в обычных условиях в эякуляте быстро развивается микрофлора и появляется резкий гнилостный запах.

Цвет. При большом количестве спермиев цвет эякулята молочный, опалесцирующий в проходящем свете, при малом же количестве — прозрачно-голубоватый. При азооспермии эякулят, как правило, бывает прозрачный. Примесь более или менее значительного количества лейкоцитов придает эякуляту гнойный вид, а эритроцитов — красноватый цвет, что может указывать на патологический процесс в предстательной железе или семенных пузырьках.
Вязкость. Вязкость разжиженного эякулята при температуре + 20 °С в 6*/2 раз выше вязкости воды. Определение вязкости имеет большое значение при уменьшении подвижности спермиев. Считают, что повышенная вязкость эякулята и нали-чие в нем слизи снижают скорость движения спермиев. Степень вязкости определяют длиной нити, которая образуется между поверхностью эякулята и стеклянной палочкой, удаляемой из него. Вместо стеклянной палочки можно пользоваться фильтровальной бумагой. Нормальной считается вязкость при длине нити 0,1 — 0,5 см. При воспалительных заболеваниях предстательной железы и семявыносящих путей количество слизи и вязкость эякулята могут возрастать.
pH эякулята. pH свежего эякулята составляет в среднем 7,2 — 7,6. Щелочная реакция обеспечивает нормальную подвижность спермиев, позволяет им быстро миновать неблагоприятную среду влагалища с кислой реакцией (pH 4,0—4,2) и достигнуть шейки матки, секрет которой имеет pH 7,5. Реакция эякулята вариабельна у разных мужчин, но у одного и того же пациента относительно постоянна. pH эякулята определяют с помощью индикаторной бумаги или рН-метра.

Микроскопическое исследование эякулята. Для микроскопического исследования эякулята пользуются обычным микроскопом с увеличением от 120 (об. 8, ок. 15) до 400 (об. 40, ок. 10) или люминесцентным микроскопом ЛЮМАМ-И-2. Исследование производят при комнатной температуре (не ниже +20 °С).
Для обзорного микроскопического осмотра свежего эякулята препарат готовят следующим образом. На чистое предметное стекло наносят пипеткой каплю исследуемой спермы после перемешивания ее в стаканчике и покрывают покровным стеклом. Обзорный микроскопический осмотр позволяет получить первое впечатление о количестве, качестве и подвижности спермиев. При отсутствии спермиев следует исследовать осадок после его центрифугирования. Для окончательного заключения рекомендуется исследовать окрашенный препарат.

Подвижность спермиев. Подвижности спермиев придается очень большое значение при оценке качества эякулята. Вероятность оплодотворения снижается с уменьшением количества хорошо подвижных спермиев в эякуляте. Большое значение для движения спермиев имеет присущий им электрический заряд. Этот заряд всегда отрицателен, благодаря чему не происходит столкновения и слипания спермиев в густом эякуляте, так как, отрицательно заряженные, они отталкиваются друг от друга. Сдвиг pH в кислую сторону снижает электрический заряд спермиев и вызывает их агглютинацию. Агглютинация может быть также признаком аутоиммунных реакций в организме больного. Различают следующие виды движения спермиев в эякуляте: 1) прямолинейное поступательное движение со спиральным вращением вокруг своей оси; 2) манежное, или так называемое круговое прогрессивное, движение; при этом движении спермин вращаются вокруг своей головки или по небольшому кругу; 3) колебательное, местное движение, когда имеется подвижность хвоста, но не происходит перемещения спермиев.

Прогрессивно-поступательное движение со спиральным вращением вокруг своей оси характеризует нормальные здоровые спермин. Многие авторы считают, что при нормоспермии должно быть 75—80 % подвижных форм. По данным С. А. Кагана (1971), можно допустить не более 30—20 % неподвижных форм. На их подвижность и скорость движения большое влияние оказывают вязкость, осмотическое давление, температура, концентрация кислорода. Установлено, что спермин живут 18—20 ч, а в женских половых путях — до 80 ч. Чем продолжительнее жизнь спермиев, тем выше их способность к оплодотворению. Для установления продолжительности движения спермиев и индекса их выживаемости определяют количество подвижных спермиев через 3 ч, 6 ч и более. У здоровых мужчин с нормальным сперматогенезом в среднем число двигающихся спермиев умень шается через 3 ч на 7 %, через 6 ч — на 15 %, а через 24 ч только 10 % спермиев продолжают двигаться у каждого 2-го мужчины. Чем глубже поражение сперматогенеза, тем меньше длительность движения спермиев.
Для определения общего количества спермиев и процента подвижных форм 0,5 мл эякулята разбавляют в смесителе для лейкоцитов, либо в растворе Рингера или Беккера, либо в 5 % растворе глюкозы из расчета 1:20 (при малом количестве спермиев эякулят можно развести из расчета 1:10), смеситель с эякулятом встряхивают, первую каплю выпускают, а затем за-полняют любую счетную камеру для подсчета форменных элементов крови (Бюркера, Ключарева — Предтеченского, Горяева, Тома, Нейбауэра и др.). Подсчет производят в 5 больших или 80 маленьких квадратах. В таком случае количество спермиев в эякуляте (X) определяется аналогично количеству лейкоцитов в крови. В том случае, если в эякуляте обнаруживаются только мертвые спермин и они не могут быть оживлены, такое состояние определяется термином «некрозбоспермия».

При полном отсутствии в эякуляте спермиев выделяют два состояния: 1) азооспермию, при которой в эякуляте отсутствуют спермии, но обнаруживаются клетки сперматогенеза; 2) аспермию, при которой в эякуляте отсутствуют и спермии, и клетки сперматогенеза. В. В. Михайличенко (1983) рекомендует их тщательно дифференцировать.

Азооспермия характерна для секреторной формы бесплодия, при которой имеется угнетение сперматогенеза на различных стадиях. Это подтверждается нахождением в эякуляте тех или иных клеток сперматогенеза.

Аспермия характерна для экскреторной формы бесплодия и связана с двусторонней обтурацией семявыносящих протоков при нормальной генеративной функции яичек. Однако аспермия может указывать и на полное отсутствие сперматогенного эпителия. Для установления истинной причины патоспермии в таких случаях показана биопсия яичка. Наличие в эякуляте большого количества дегенеративных форм спермиев определяется термином «тератозооспермия».
Нередко наблюдается лишь нарушение подвижности спермиев — астенозооспермия. При этой патологии количество малоподвижных или неподвижных форм превышает 35 %.

При отсутствии эякулята после полового акта (асперматизм) у больных следует исследовать осадок мочи, в котором могут быть обнаружены спермии вследствие заброса эякулята в мочевой пузырь.
Морфологическое исследование эякулята производят при 400- кратном и большем увеличении. Маленькую каплю убитых спермиев из смесителя для лейкоцитов наносят на чистое предметное стекло и покрывают покровным стеклом. Производят подсчет процента морфологически измененных форм. Можно исследовать окрашенные препараты. Для суправитальной окраски нужно добавить к эякуляту 1 % водный фильтрат бриллиантового крезилового голубого. Эта окраска не влияет на подвижность. Существует несколько способов окрашивания мазка эякулята (гематоксилином, толуидиновым синим, фуксином Вейгерта, суданом-м, метиленовым синим, эозином, по методу А. А. Рубенкова, 1959, и др.). При осмотре препарата обращают внимание на изменения головки, шейки, хвоста. Морфограмма эякулята состоит из сперматограммы и цитограммы. В сперматограмме должны быть указаны варианты найденных патологических форм спермиев: формы с чрезвычайно маленькой и необыкновенно большой головкой, переполненные или бедные хроматином, формы с обратным положением хроматина в головке, с разбухшей и удвоенной головкой, с изгибом и девиацией шейки, с удвоенными хвостами. Внутри этой группы имеются физиологические вариации, а именно: юные формы с фрагментами цитоплазмы (которые очень малое время находились в придатке яичка, где происходит их созревание) и старые перезрелые формы, в головках которых обнаруживаются вакуоли.

При нормозооспермии, по данным нашей клиники, встречается от 5 до 24 % (в среднем 9 %) морфологически измененных форм. Для окончательного заключения необходимо высчитать статистический коэффициент вариаций, который определяется измерением 500 головок спермиев биометрией.

В цитограмме должны быть указаны клетки сперматогенеза (сперматиды, сперматоциты, сперматогонии, клетки Сертоли) и другие клеточные элементы (эпителиальные клетки, лейкоциты, эритроциты) и др. Клеток сперматогенеза в норме должно быть не более 10 %. При патологических состояниях они вовсе отсутствуют или количество их резко возрастает. Юных форм должно быть не более 2%, старых — до 4%. При патологических изменениях в семявыносящих путях могут определяться эритроциты, значительное количество лейкоцитов, а также микробы и простейшие (трихомонады и др.). Лейкоциты в большом количестве выявляются в эякуляте мужчин, страдающих олигозооспермией. При этом чем тяжелее степень олигозооспермии, тем чаще встречается сперма, которая содержит большое количество лейкоцитов. Этот факт свидетельствует о том, что при олигозооспермии в половых органах чаще имеется воспалительный процесс.

Ценным методом определения морфологических свойств спермиев являются фазовоконтрастная, а также люминесцентная микроскопия. Однако эти методы могут только дополнить данные обычной микроскопии. В ультратонкую структуру спермиев позволяет проникнуть электронная микроскопия, но в настоящее время она имеет пока лишь научное применение.

Определение резистентности спермиев. Установление продолжительности движения спермиев через 3—6—24 ч, о котором говорилось выше,— это определение устойчивости спермиев по отношению ко времени. Некоторые авторы определяют резистентность спермиев по отношению к растворам с различным pH (щелочи и кислоты), а также по отношению к гипер- и гипотоническим растворам. По данным Р. Б. Капанадзе (1972), спермин проявляют высокую активность к движению при pH среды 6,11, однако они лучше приспосабливаются к кислой среде (pH 3), чем к щелочной (pH 10,14), что можно объяснить биологической адаптацией. Определение резистентности спермиев к 1 % раствору хлорида натрия проводят двумя способами: либо по В. К. Милованову, либо ускоренным по А. И. Короткову. Сперму разводят в 500, 1000, 2000, 4000, 6000, 8000 и т. д. раз. После каждого разведения исследуют подвижность спермиев. При этом их устойчивость выражается степенью разбавления 1 % раствором хлорида натрия, при котором прекращается движение спермиев.
Понижение резистентности указывает на неполную зрелость спермиев, которую может обусловить дисфункция придатка яичка. По мере прохождения через придаток яичка резистентность спермиев обычно увеличивается за счет их созревания. Уменьшение резистентности указывает на наличие патологических изменений прежде всего в этом отделе полового тракта.

По данным нашей клиники, резистентность спермиев в норме равна 8000—14 000 (в среднем 12 000). Этот тест позволяет выявить сдвиги в жизнедеятельности спермиев. Понижение резистентности дает основание для плохого прогноза при стерильности.

Оценка дыхательной способности спермиев. Интенсивность дыхания спермиев можно определить по времени обесцвечивания метиленового синего (метод Н. П. Шергина), которое наступает по исчерпании в сперме всего растворенного кислорода. На предметное стекло наносят каплю 0,01 % раствора метиленового синего и добавляют каплю свежеполученного эякулята. Обе капли смешивают трубочкой с внутренним диаметром 1 мм и насасывают в нее смесь. Высота окрашенного столбика смеси должна быть 2 см. Трубку кладут на белую бумагу и отмечают время обесцвечивания метиленового синего. По скорости обесцвечивания судят об интенсивности дыхания спермиев. При нормозооспермии интенсивное дыхание протекает от 23 до 75 мин, в среднем 47 мин. Скорость обесцвечивания метиленового синего зависит от концентрации, подвижности и других качеств эякулята. Метод унифицирован Неробеевым (1979).
Электроспермография. Чтобы правильно определить число спермиев и оценить их подвижность, к исследованию спермы рекомендуют приступать после полного ее разжижения, которое наступает в зависимости от качества спермы через 15— 40 мин [Кунин М. А., 1968; Каган С. А., 1974]. При этом вязкость и время разжижения спермы являются одними из критериев ее нормального или патологического состояния; эти показатели зависят в основном от активности протеолитических ферментов мужского полового тракта. Клинически важны как повышение, так и снижение вязкости спермы, так как при этом изменяется способность спермиев к внедрению из спермы, что препятствует зачатию. Нарушения вязкости эякулята могут быть обусловлены разными воспалительными процессами в мужских половых органах, алкоголизмом, энзимопатиями, муковисцидозом или могут быть идиопатическими [Schill W., 1975; Wilson V., Bunge
R., 1975; Molnar E., 1977]. Существующие способы определения вязкости спермы и времени разжижения ее [Cary W., 1930; Hotchkiss R., 1944; Sillo G., Seidl G., 1961; Molnar E., Szarvas F., 1978, и др.] весьма примитивны и не всегда достоверно выявляют нарушения, так как несут в себе элементы субъективизма. Кроме того, при этом не учитывается режим окружающей среды во время исследования, что приводит к искажению результатов. 

Для повышения точности и достоверности определения качества спермы по ее вязкости и времени разжижения В. В. Михай-личенко (1982) предложен способ, отличающийся тем, что сперму исследуют в воздушном термостате коагулографа Н-333 при температуре 37 + 0,05 °С и получают электрографическое изображение процесса разжижения спермы. На полученной диаграмме измеряют наименьшую и наибольшую амплитуду колебания, а также расстояние между ними, на основании этого судят о вязкости и времени разжижения. Метод назван электроспермографией.
Изучение биохимического состава эякулята наряду с иссле-дованием его морфологических и физиологических свойств является важным для понимания вопросов, связанных с физиологией и патологией сперматогенеза.

В состав семенной жидкости человека входит большое количество органических и неорганических компонентов (углеводов, липидов, белков, свободных аминокислот, гормонов, витаминов, ферментов, микро- и макроэлементов). От содержания этих веществ в определенной мере зависит оплодотворяющая способность спермы.

Однако до настоящего времени биохимический состав спермы и происходящие в них процессы изучены недостаточно. Наибольшее практическое значение имеет определение фруктозы, фруктолиза и лимонной кислоты в эякуляте.
Определение фруктозы и фруктолиза. Образование фруктозы происходит в семенных пузырьках. За счет расщепления фруктозы (фруктолиза) образуется энергия, необходимая для жизненных процессов спермиев. Фруктоза образуется только при достаточной гормональной функции клеток Лейдига. Потребление фруктозы зависит от числа спермиев, их подвижности и способности к фруктолизу. Средняя концентрация фруктозы в эякуляте равна или превышает 14 ммоль/л. Значительное понижение фруктозы — менее 7 ммоль/л — указывает на недостаток андрогенов.
Для определения фруктолиза производят повторное исследование через 2 ч по указанной выше методике. Разница между первым и вторым исследованиями показывает величину фруктолиза.

Выявление антиспермиевых антител. Сперматогенный эпителий, несущий одну из важнейших функций человеческого организма (генеративную), хорошо защищен от инфекционных и токсических воздействий гематотестикулярным барьером, который нарушается в исключительных случаях. Повреждение проницаемости или структуры этого барьера играет существенную роль в патогенезе аутоиммунного бесплодия [Бреслер В. М., Шубик В. И., 1971].
Изучение влияния иммунных факторов на плодовитость является сравнительно новой областью исследования. Изучая иммунологические механизмы возникновения бесплодия, S. Katsh и Т. Katsh (1966) пришли к выводу, что антитела у самцов скапливаются в сперматогенном эпителии, нарушая тем самым процессы сперматогенеза. Авторы различают три вида антител: сперматоагглютинирующие, сперматоиммобилизирующие и сперматолизирующие. Эти антитела вызывают агглютинацию и иммобилизацию спермиев, а также деструктивные изменения в сперматогенной ткани. Антигены содержатся не только в спермиях, но и в семенной жидкости. Следовательно, сперма может вызвать появление в организме антител не только к спермиям, но и к семенной жидкости.
Методикой выявления агглютинирующих антиспермиевых антител, широко применяемой многими авторами, является реакция спермагглютинации [Franklin R., Dukes С., 1964]. Суть этого метода вкратце заключается в следующем: сперму, доставленную в лабораторию не позже 1 ч после эякуляции, разбавляют изотоническим раствором хлорида натрия так, чтобы в 1 мл ее содержалось 40—50 млн. подвижных сперматозоидов. Разведенную сперму смешивают с равным объемом 10 % раствора желатины. Одну часть сперматогенно-желатинового антигена смешивают с равным объемом сыворотки исследуемой крови (сыворотка применяется в разведении 1:2, 1:4). Пробирки помещают на 2 ч в термостат при температуре +37 °С. Через каждые 30 мин под микроскопом отдельно исследуют пробы, взятые из пробирки. Наличие антиспермиевых антител подтверждается микроскопическим выявлением агрегатов различных величин, состоящих из спермиев, склеенных хвост к хвосту, головка к головке или головка к хвосту. Используется также реакция спермиммобилизации [Isojima S., 1968]. Аутоантитела и антитела у супругов определяются реакцией пассивной гемагглютинации [Адо А. Д., Польнер А. А., 1963] и по внутрикожной пробе. Эти реакции позволяют судить о наличии антиспермиевых антител.

Пробы на совместимость и пенетрационную способность спермиев. Если возникают сомнения в совместимости шеечной слизи и спермы, то применяют пробу Шуварского, модифицированную Гунером. Обследуемая женщина приходит через 1—2 ч после полового акта, которому предшествовало воздержание от половой жизни в течение 4—5 дней. Берут каплю содержимого из шеечного канала и влагалища. При положительной пробе Шуварского — Гунера в шеечной слизи можно определить от 5 до 15 и более подвижных спермиев. Отсутствие спермиев или их подвижности в шеечной слизи указывает на отрицательную пробу. При отрицательной пробе Шуварского — Гунера необходимо поставить пробу Курцрока — Миллера. Эта проба проводится в срок предполагаемой овуляции. Для этого берут каплю свежей спермы диаметром 3 мм и такую же каплю шеечной слизи. Расстояние между каплями должно быть равно 3 мм. Капли покрывают покрывным стеклом. При положительной пробе спермин проникают через границу слизи, при отрицательной этого явления не наблюдается.
Чтобы выяснить причину отрицательного анализа (в эякуляте или секрете), пользуются перекрестным пенетрационным тестом по Буво и Пальмеру. Исследуемый эякулят мужа соединяют с секретом посторонней женщины. Если спермии проникают в этот секрет, то причиной бесплодия являются патологические изменения у жены. Если секрет жены приводится в соприкосновение со спермой постороннего мужчины и его спермии проникают в этот секрет, то больным является муж. Если оба теста дают отрицательный результат, то к бесплодному браку «причастны» оба супруга, т. е. имеется неполноценность как спермиев, так и секрета влагалища.

Гормональные исследования. Достоверным показателем внутрисекреторной функции мужских половых желез является определение содержания тестостерона и эстрадиола в плазме крови и суточной моче, а также суммарных 17-КС и их фракций. Для изучения патогенеза заболеваний мужских половых желез большое значение имеет также определение ФСГ и ЛГ и других гормонов гипофиза в крови.
Наиболее перспективными и точными являются радиоиммунологические методы определения гормонов, основанные на конкуренции меченого и немеченого гормонов (антигенов) за связь с антителами. Комплекс «антиген — антитело» преципитируется в осадок вторым (антиглобулиновым) антителом. После измерения радиоактивности по калибровочной кривой, составленной на основании стандартов, высчитывается содержание вещества в пробе. По нашим данным, у здоровых мужчин в возрасте от 20 до 40 лет содержание ФСГ с крови в среднем составляет 2,44 + 0,26 мкг/л, а ЛГ — 2,16 + 0,19 мкг/л. Уровень тестостерона у мужчин репродуктивного возраста достигает в среднем 4,9 + 0,38 мкг/л, а эстрадиола — 27,5 + 0,13 мкг/л.
Определение общего количества содержащихся в моче 17-КС может иметь некоторое диагностическое значение при оценке резервной функции яичек. Схема проведения пробы Н. Т. Старковой заключается в следующем. В течение 2 сут собирают мочу для определения 17-КС. Затем больному вводят внутримышечно в течение 7 дней по 1500 ЕД хорионического гонадотропина, а в 2 последних дня дают дексаметазон по 3 мг в день для подавления функции коры надпочечников. В 5-е и последние сутки проведения пробы собирают мочу на общие 17-КС. Если суточная экскреция 17-КС после нагрузки хориогонином увеличивается более чем на 10 %, а после приема дексаметазона не изменяется, то резервная функция тестикул считается удовлетворительной. Выяснение резервной функции межуточной ткани семенников весьма важно при проведении стимулирующей терапии, поскольку гормональная стимуляция без достаточной резервной функции половых желез противопоказана.

Для определения экскреции суммарных эстрогенов и их фракций в суточной моче используется метод Брауна в модификации О. Н. Савченко и Г. С. Степанова (1961). Д. Я. Шурыгин и В. А. Новицкий (1972) показали, что у здоровых мужчин в возрасте от 20 до 40 лет за сутки в среднем выводится с мочой 3,7 мкг эстрона, 0,8 мкг эстрадиола и 3,4 мкг эстриола.

Биопсия яичка дает возможность определить степень патологического процесса или дегенеративных изменений в нем, способность герминативного эпителия к регенерации и судигь о состоянии межуточной ткани, характеризующей эндокринную активность яичек. Она позволяет проводить дифференциальную диагностику между обтурационной и необтурационной формой аспермии и решить вопрос о показаниях к оперативному лечению стерильности [Михайличенко В. В., 1983] .

В нашей клинике применяется открытая биопсия яичка. Она проводится в амбулаторных условиях с соблюдением всех правил асептики. Ассистент двумя руками прижимает яичко к коже мошонки. Под местной инфильтрационной анестезией производят разрез кожи мошонки длиной 1,5 см и оболочек до появления в разрезе белочной оболочки яичка. Последнюю вскрывают лезвием бритвы на протяжении 0,5—0,6 см. Выбухающую паренхиму яичка иссекают с частью белочной оболочки. Образовавшийся небольшой дефект ушивают 1—2 тонкими кетгутовыми швами. Такие же швы накладывают на оболочки яичка и кожу мошонки.

Для гистологического исследования кусочки ткани фиксируют фиксатором Ценкера, Буэна или нейтральным формалином, заключают в парафин, и срезы толщиной в 4—5 мкм окрашивают гематоксилином и эозином; применяется также окраска по Ван- Гизону, по Маллори, по Фельгену и др.
При секреторном бесплодии обычно наблюдается картина торможения сперматогенеза на одном из этапов или же его отсутствие. У некоторых больных, несмотря на наличие анатомически неизменных яичек и полное отсутствие клинических данных, обнаруживается хронический орхит. Сперматогенез в большинстве канальцев заторможен на различных стадиях, местами определяются гибель и отторжение в просвет клеток семенного эпителия, уменьшение количества сперматогоний, картина интратубулярной «уборки» мертвых сперматогенных клеток путем фагоцитоза. В значительной части канальцев определяются гиалинизация базальных мембран, интратубулярный и перитубулярный склероз.
У больных с экскреторно-обтурационным нарушением оплодотворяющей способности в биопсийном материале обычно обнаруживаются все стадии сперматогенеза. Это дает возможность решить вопрос о показаниях к оперативному лечению, заключающемуся в пластике семявыносящих протоков.

При гистологическом исследовании обращают внимание на межуточную ткань. Увеличение клеток Лейдига в размерах, изменение их формы (они становятся овальными или круглыми), уменьшение зернистости, посветление цитоплазмы, появление в ней большого количества вакуолей (пенистая цитоплазма) являются признаками снижения их функциональной активности.

После того как при гистологическом исследовании биоптата яичка окончательно решен вопрос об оперативном пособии, больному можно произвести генитографию для установления места облитерации семявыносящих путей, в основном при подозрении на непроходимость в уретропетальном направлении.
Генитография. Под этим исследованием подразумевают получение комбинированного контрастного рентгенологического изображения семенного пузырька, семявыносящего протока и придатка яичка. Генитографию производят под местной анестезией путем пункции семявыносящего протока, извлеченного из небольшого разреза у корня мошонки. В просвет семявыносящего протока вводят 2 иглы с затупленными концами в. тестипетальном и уретропетальном направлениях. При исследовании вводят 20 % сергозин. При рентгенографии устанавливается уровень сужения или облитерации семявыносящего протока, определяется состояние начального отдела семявыносящего протока, хвоста придатка, семенных пузырьков. Активный воспалительный процесс мочеиспускательного канала и придаточных половых желез является противопоказанием для проведения генитографии.
 

Ищите хорошего уролога-андролога в Омске?

Андролог - это доктор, специализирующийся на лечении и диагностике болезней мужской половой сферы Уже двадцать лет я занимаюсь актуальной медицинской и социальной проблемой — андрологией и новыми технологиями лечения мужского бесплодия. Эти технологии основаны на результатах фундаментальных исследований анатомо-функциональных особенностей сосудов органов мошонки, экспериментальных, морфологических материалах и клинических наблюдениях. 

ЗАПИСАТЬСЯ НА ПРИЕМ

НАЖМИТЕ ДЛЯ ЗВОНКА С ТЕЛЕФОНА

Главная задача андрологии — осуществление комплекса профилактических и лечебных мероприятий, направленных на сохранение и реабилитацию утраченной репродуктивной функции мужского организма и управление его фертильностью.

Таким образом, основной проблемой андрологии является мужская инфертильность. Однако, я занимаюсь и оперативной андрологией, лечением воспалительных заболеваний мочеполовой сферы, такими, как простатит и уретрит, орхит и эпидидимит на базе крупного федерального центра в Омске.

Около 20% супружеских пар являются бездетными вследствие различных причин, приведших к развитию инфертильности. Следовательно, бесплодие имеет не последнюю роль в катастрофическом уменьшении численности населения.
В структуре инфертильного брака мужской фактор составляет свыше 50%, однако проблемам репродуктивной андрологии уделяется недостаточное научно-практическое и организационное внимание.

Причины развития бесплодия у мужчин многообразны. Лидирующими среди них являются инфекционно-воспалительные процессы в половых органах (везикулиты, простатиты, орхиты, эпидидимиты и др.), чаще всего вызываемые сексуально-трансмиссивной флорой (хламидиями, вирусами, микоплазмами, уреаплазмами, трихомонадами и др.), нарушения гормонального баланса (гипогонадизм, гиперэстрогения, гиперпролактиномия и др.), непроходимость семявыносящих путей (хронический обструктивный эпидидимит, ятрогенная перевязка семявыносящих протоков и др.), дисциркуляторные заболевания (ишемические повреждения тестикул, варикоцеле и др.).

Открывшиеся в последние годы в Москве и некоторых регионах России частные коммерческие медицинские центры андрологического профиля не проводят научных исследований, зачастую применяют неапробированные методы и схемы лечения. Стоимость медицинской помощи в таких центрах непосильно высока для большинства граждан РФ. Преимуществом нашей клиники заключается в том, что мы аффилированы с крупным государственным федеральным центом и можем оказывать помощь бесплатно (по ОМС).

По объяснимым причинам проблемой репродукции человека занимаются преимущественно врачи-гинекологи. Очевидно, что именно это часто обусловливает неверное понимание целей, задач и практических возможностей клинической андрологии и сводит представление о ней лишь к спермиологии.

Эякулят — как основной продукт деятельности мужской половой системы подвержен различным количественным и качественным изменениям, как следствие местных и общесоматических патологических процессов и негативного экзогенного воздействия. Однако в одних случаях эти изменения устранимы, в других же — необратимы. К примеру, практически неизлечима аспермия тестикулярного характера (остановка процесса сперматогенеза в половых железах), вызванная двусторонним крипторхизмом, при несвоевременно выполненном хирургическом лечении низведения яичек в мошонку и орхидопексии. Другая клиническая ситуация наблюдается при посттестикулярных обтурационных формах бесплодия вследствие ятрогенных перевязок и пересечений семявыносящего протока, окклюзиях канальца на уровне хвоста придатка, когда реконструктивная микрохирургическая операция в состоянии восстановить проходимость семявыносящего тракта с последующей нормализацией показателей спермограммы.

В описанных случаях лабораторный диагноз «аспермия» совершенно неоднозначен для специалиста-андролога. Между тем, приходится ежедневно наблюдать немало случаев, когда бесплодной супружеской паре вследствие потенциально излечимой мужской инфертильности обтураци-донорской инсеминации или экстракорпорального оплодотворения как единственную возможность женщине забеременеть, лишив потенциально фертильного мужчину иметь генетически собственного ребенка. Как это не звучит парадоксально, внедрение новых репродуктивных технологий, в некоторой степени, усугубляет проблемы андрологии и тормозят ее развитие.

Диагностика и лечение бесплодий супружеской пары — это, прежде всего, повседневная совместная работа врачей гинекологов и андрологов. В этом заключается залог успеха терапии инфертильности.

Наша клиника в Омске реализовала современную интегрированную модель урологической практики как амбулаторного, так и стационарного уролога  в амбулаторном урологического офиса на базе крупнейшего федерального центра. Хорошо компьютеризированную служба с  мобильной связью, транспортное обеспечение, электронная история болезни позволяет координировать визиты пациентов, планировать процедуры и операции. Мы обладаем широкими диагностическими возможностями - это клиническая лаборатория и экспресс-микробиологическая диагностика, ультразвуковая диагностика с возможностью выполнения инвазивных процедур под УЗИ-контролем, эндоскопическая и уродинамическая диагностика. Две удобные парковки и уютное кафе дополняют великолепное общее оснащение амбулаторного офиса.

Эффективно лечить урологические заболевания нам помогают:
Центр хирургии и дневной стационар для урологических больных, который работает бесплатно для наших пациентов (по полису ОМС).
Хирургический/урологический стационар.
Научное сотрудничество с кафедрой урологии и отделением крупной клинической больницы.

Друзья, если вы живете в Омске или Омской области у Вас остались вопросы получите подробное расписание в виде sms-сообщения и запишитесь на прием в удобное для Вас время по тел. +79095377482 (пожалуйста, нажмите для звонка с телефона) или напишите WhatsApp. Задержка с ответом возможна, если я буду занят на операции.